Исламский мир и большая нефть. Конкуренты магрибского газа: кто они?

876

Исламский мир и большая нефть. Конкуренты магрибского газа: кто они?

Редакция сайта Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир» представляет новый цикл экономических материалов - еженедельное обозрение с международным экспертом по энергетической политике и дипломатии, кандидатом политических наук Павлом Богомоловым.

Несогласие Германии, Австрии и, возможно, других стран Старого Света с новыми американскими санкциями против российского углеводородного ТЭК широко комментируется. Оно стало, быть может, самым симптоматичным событием последних дней. Законопроект об этих рестрикциях пока еще принят за океаном лишь в предварительно-сенатском формате. Он не обсужден и не утвержден палатой представителей и не подписан в Белом доме. Но европейцы, как дала понять канцлер ФРГ Ангела Меркель, заведомо не поддерживают продвижение этого вашингтонского пакета. Почему? Быть может, страны ЕС решили защитить интересы российской нефтянки?

Старый Свет расчищают под сланцы

Ответ гораздо более меркантилен. Совместное заявление двух министерств иностранных дел - в Берлине и Вене - говорит не о пробудившейся вдруг заботе о россиянах, а о другом. Европейцы защищают самих себя. И, между прочим, правильно делают.

Угрозы наказания в адрес компаний ЕС, участвующих в проектах с РФ вроде «Северного потока-2», «привносят новое и совершенно отрицательное качество в американо-европейские отношения», - с недовольством указано в названном двустороннем документе. Указано верно. Попытка вытеснения Москвы, ее государственных и частных сырьевых гигантов с отраслевой карты Европы лишь на первый взгляд кажется наказанием одного только «строптивого Кремля», и никого иного. На Шпрее и на Дунае так не думают.

Ибо в действительности сам Евросоюз невольно столкнулся с опасностью потери собственной энергетической независимости. Под угрозой – право выбора надежных поставщиков энергоносителей, формирование разумного баланса между идущими на континент потоками нефти и газа. Под видом международно-блоковых репрессий «посткрымского типа» против не только добычи, но и транспортировки «черного золота» и «голубого топлива» с участием Москвы фактически расчищается площадка под нечто другое.

Готовится почва для массированной экспансии сланцевой нефти и, особенно, газа из-за океана, причем уже в ближайшие годы. А ведь эти энергоносители из США окажутся для старушки Европы дороже восточных аналогов.

Наивысшая перспектива постепенного переключения энерегтики Старого света на "трансокеанский мост" - пусть даже на пару десятилетий - мало кого радует.

Она бьет по интересам многих испытанных, давно проверенных поставщиков энергии в Европу. Прежде всего, речь идет о нефтегазоносных странах исламского Востока. Так, на ближних подступах к Южной Европе Алжир и Ливия рискуют пострадать от ослабления зарубежного интереса к своим запасам. Не хотелось бы пострадать и от инвестиционного голода, разворота рынков Испании, Португалии, Франции, Италии и ряда балканских стран в сторону альтернативных поставщиков. Американские танкерные магнаты и экспортеры СПГ могут занять среди них не последнее место.

Но, собственно, так уж ли важен топливный рынок ЕС для Магриба? На что надеялся и что реально получил за последние годы в средиземноморском энергетическом контексте данный регион арабского мира? Действительно, что можно сказать в этой связи о прибрежных странах к западу от Египта?

Трубы на Европу. Их мало, но в принципе может стать больше

Маршруты газовых артерий из Северной Африки на Апеннины, на Пиренеи, а также – отчасти – во французский Прованс менее протяженны, чем экспортные трассы из сибирских  глубин Евразии. Уже это согласитесь, немалое преимущество.

Так, протяженность газопровода «зеленый поток» из Алжира в Италию – всего 540 км, что меньше расстояния от Москвы до Санкт-Петербурга. Труба пролегла от газокомпрессорной станции в приграничном ливийском порту Мелита до терминала в сицилийском городе Джела. Недалеко от алжирского побережья – всего в 530 км от моря – залегают запасы «голубого топлива» Сахары, питающие этот экспорт. Наибольшая морская глубина, пересекаемая данной артерией, - 1127 метров. На первый взгляд, это немало, но опять-таки не фатально в технологическом отношении с учетом успехов современного газового офшора. Стоимость проекта - 6,6 млрд долл, что вполне окупается пропускной способностью магистрали – от 8 до 11 млрд кубометров в год.

Столь же коротко – об аналогичном трубопроводе из Алжира в Испанию длиной 1620 км. Из них 515 км проходят по территории страны-поставщика, а остальная часть – по земле соседнего Марокко и по Средиземному морю, причем этот глубоководный сегмент принадлежит алжирской энергетической компании Sonatrach. Поначалу пропускная способность этой артерии составляла 8,6 млрд кубометров природного газа в год, но в дальнейшем возросла до 12 млрд кубометров. Много это или мало?

С одной стороны, поставки "Голубого топлива" из Магриба невелики, к примеру, по сравнению с российским газоэкспортом. 

В прошлом году он достиг на общеевропейском направлении 179 млрд кубометров, заняв, вопреки всем препятствиям и «подножкам», впечатляющую 34-процентную нишу на рынке ЕС. Но, с другой стороны, тот же Алжир, о котором речь шла выше, продает на север не только трубопроводный, то есть «сырой», но и сжиженный газ, а это – дополнительные объемы и прибыли.

Во-вторых, хотя некоторые эксперты рассуждают о постепенном падении добычи в том же Алжире, но страна не бездействует. Она упорно продолжает осуществлять еще и новые, столь же амбициозные трубопроводные проекты с прицелом на Европу. Это – трассы непосредственно из Алжира в Испанию и Италию – Medgaz и Galsi. Причем Medgaz, протянувшийся на Пиренеи по 210-километровой линии на морском дне, уже функционирует, нацеливаясь на доставку 8 млрд кубометров в год по заказам Мадрида.

Мы – за свободную конкуренцию с североафриканским газом

Параллельно с расширяющейся в Северной Африке веерной логистикой нарастает и маркетингово-сбытовой, конкурентный элемент. Действительно, Магриб старается не отставать и в этой области.

Российские газовики открыто признают, что, при всех масштабах своей трубопроводной экспансии, они порою вынуждены уступить доли тех или иных рынков арабским экспортерам сырья. Так, «голубое топливо» с севера  Африки доходит и до Польши. Стабильности экспортного роста помогает крепнущая политическая и социально-экономическая устойчивость апстрим-регионов. Тех, что расположены в «исходных» странах Магриба, ставших отправными точками для энергопоставок. В числе явных плюсов - завидная степень стабилизации, достигнутой за считанные годы в Алжире и Тунисе. 

В Москве, надо сказать, рады за своих друзей в Магрибе. К тому же россияне всецело уважают свободу рынка, в том числе европейского, - его закономерную открытость для природного топлива не только с востока, но и с юга.

По каким бы причинам те или иные государства ни уклонялись порой от закупок газа из России в пользу североафриканского, это - их суверенная прерогатива.

Например, Хорватия отказалась продлевать контракт с «Газпромом» и в настоящее время импортирует «голубое топливо» из Алжира транзитом через Италию и Словению. Ну и что? Такая смена импортных акцентов – дело самих хорватов и алжирцев, не правда ли?

Все это, впрочем, - второстепенные моменты. Или вовсе частности отнюдь не принципиального и, тем более, не межконтинентального порядка. Главной отраслевой проблемой для Магриба стал почти шекспировский вопрос: быть или не быть сети трансафриканских газопроводов из самого сердца Черного континента на Европу? Протянется ли на Апеннины через Ливию или Алжир колоссальная, наполненная гигантскими объемами труба с месторождений одной из стран Гвинейского залива? Как не раз намекали в итальянской Eni, это может быть гипотетическая труба из Камеруна, способного подать газ через тысячи километров на юг Европы по территориям Чада и Ливии.

Торможение трансафриканского мегапроекта: кому это выгодно

Некоторые африканисты в натовских столицах утверждают, будто подозрительная пассивность транснациональных инвесторов в подходе к этой давней инициативе коренится во встречных  происках Кремля(!).

Дескать, это коварная Россия опасается сильной конкуренции с Магрибом, да и с Африкой в целом, на рынках Южной Европы, и поэтому прибегает к интригам внеэкономического характера. До недавнего времени в исламском мире воспринимали эту ложную версию если не с доверием, то с некоторой долей интереса. Но вот вдруг накатилась на Ближний Восток и Каспийский регион волна неприятных отраслевых вестей совершенно иного свойства.

Начали страдать, казалось бы, от неожиданных бед газоэкспортные планы тех исламских государств, которые далеки от Магриба, да и от РФ. 

Сорвано, причем не из-за российских происков, создание газопровода Nabucco. Он был призван ежегодно транспортировать до Австрии, то есть на расстояние 3300 км, азербайджанское и туркменское «голубое топливо» в объеме 26-32 млрд кубометров в год. Дальше – больше. В последние недели блокирован своими же соседями богатый газом Катар. А ведь это основной поставщик СПГ в Европу. И хотя с Запада уверяют в том, что эти события связаны только с расстановкой сил на катарском Олимпе, но не с газоэкспортом, - все равно «дыма без огня не бывает». И покупатели энергии, идущей из этого эмирата, тревожатся за регионально-отраслевое будущее в целом.

Конечно, не все так плохо в экспортных планах углеводородного ТЭК в Восточном Средиземноморье. Реализуется, например,  проект создания трубопровода оттуда, где еще недавно находилась, по мнению аналитиков, не то что площадка для экспорта излишков «голубого топлива», а наоборот, зона самых болезненных дефицитов газа на Ближнем Востоке. Зато теперь на горизонте – бум добычи! Проектируется энергомагистраль Израиль-Кипр-Греция протяженностью 1400 км. Труба протянется на разных глубинах – от 800 до 2000 метров. Но экономический резон в этом есть в любом случае: опираясь на гигантские запасы в объеме 2,5 – 3 трлн кубометров, авторы проекта надеются перекачивать в ЕС свыше 8 млрд кубометров газа в год.

Так при чем же здесь Россия?

Спрашивается: причастна ли Москва к поистине тектоническим переменам на газоэкспортном рынке Средиземноморья? Виновата ли Россия в том, что некоторым странам везет, а другим – не очень?

Задумываясь над такими вопросами, многие солидные «мозговые тресты» европейского ТЭК приходят, к счастью, к трезвому выводу. В нем нет и привкуса русофобии. Непредвзято настроенные эксперты видят воочию: идет некоторое замедление отраслевой самореализации исламских государств, соседствующих с ЕС, - замедление в углеводородной области. И происходит это не потому, что кто-то благоволит российскому «Газпрому», аплодируя его прорывам. Налицо - нечто иное. По-видимому, друзьями Соединенных Штатов тайно создаются в Старом Свете обращенные на запад плацдармы для «сланцевого цунами», которое обрушится с другого берега Атлантики.

Прозревающие европейцы восстают не столько против этого разворота как такового, сколько его гегемонистской направленности, всепоглощающей силы и - в то же время - отсутствия очевидных коммерческих стимулов. Ибо россияне хотя и являются в Старом Свете конкурентами для энергопоставок с исламского Востока, но они во весь голос это признают.

А другие пока отмалчиваются, чем и порождают нарастающие опасения и дискомфорт. 

Как известно, Дональд Трамп шел на выборы хотя и под лозунгом фаворитизма в интересах отечественного ТЭК, но до поры – до времени без глобально-экспортного «замаха». Упоминалось всего лишь о некоем стремлении к энергетической самодостаточности Америки. Звучали намеки на определенную дозу топливного изоляционизма наперекор иным членам ОПЕК, которые не лояльны Вашингтону. Позднее, в конце января текущего года, все это было включено в новую «Энергетическую стратегию» США.  

В унисон своему выдвиженцу-миллиардеру нефтегазовые корпорации вторили, что хотя сланцы и будут широко и, главное, устойчиво осваиваться, но происходить это будет лишь тогда, когда мировые цены приблизятся к 70 долл за баррель. Подорожание нефти отразится и на росте цен на природный газ. Ну а Европе якобы не стоит опасаться резкого прилива углеводородов из Северной Америки в значительных объемах ни черед два, ни через три года. Процесс, мол, станет дозировано-поэтапным – без американской претензии на внерыночный диктат. Но не было ли сказанное сокрытием истины?

Готовясь к худшему, углублять координацию

Прошло совсем немного времени, и углеводородный сектор США, направив до 80% своего кадрового потенциала на снижение дороговизны разработки сланцев  любыми способами, добился радикального сдвига.

На некоторых месторождениях Техаса издержки на добычу барреля сланцевого «черного золота» снижены до 27 долларов! Иными словами, теперь американцев устраивают даже нынешние – относительно скромные мировые цены от 40 до 50 долл за баррель нефти с соответствующей привязкой газоэкспортных параметров к этой вилке. Казалось бы, научно выверенная стоимостная формула оказалась блефом. Поучительный урок всем нам!

Если «удешевленная» сланцевая революция продолжится, и густая сеть СПГ-терминалов в США и впрямь будет построена, то Европе останется ждать лишь одного. Речь скорее всего пойдет о навязанном извне импортном буме поставок американских углеводородов.

Углеводородов все еще более дорогих, чем из «третьего мира», но зато надежно защищенных благодаря стратегическому прессингу сверхдержавы. Да уж, в торгово-экономическом отношении и Магриб и другие поставщики газа в исламском мире могут от этого только пострадать, хотя не сию минуту, а в среднесрочном плане.

Существуют, видимо, влиятельные силы, способные переступить через принципы свободной торговли и рыночно-ценовой логики.

Причем стратегия таких сил не повисает в воздухе односторонне и безответно, а уже находит горячую поддержку за тысячи миль. Не это ли акцентировал президент Украины Петр Порошенко в ходе недолгой, но показательной вашингтонской встречи с Дональдом Трампом и Майком Пенсом? «Мы говорили о том, - без лишних ссылок на «устаревшие критерии» рентабельности ТЭК отметил чуть позже гость из Киева в интервью для Fox News, -…чтобы уголь из Пенсильвании оказался на украинских теплоэлектростанциях, а сжиженный природный газ из Луизианы – в украинской газотранспортной системе».

Да, при столь самоуверенном экономическом волюнтаризме пострадают не только арабские поставщики, но и, пусть частично, российские компании, в том числе негосударственный «Новатэк» и другие. Но им все же легче проложить альтернативные наземные артерии в Китай с его энергозапросами, а также судоходные СПГ-трассы в Японию и Южную Корею. Даже намного, я бы сказал, легче, чем не только средиземноморским поставщикам – Алжиру или Ливии, но и географически удаленным и от Европы, и от Дальнего Востока странам Персидского залива, Закавказья и Центральной Азии.

Тем временем коренной географический передел газовой составляющей мирового энергобаланса, похоже, грядет неотвратимо. И позитивный опыт цивилизованно-рыночной координации в нефтяной сфере по формуле ОПЕК+ пора продвигать глобально по всему углеводородному спектру. В каком-то творческом формате его надо бы перенести и в деликатную, но все же нуждающуюся в «международной хирургии» область «голубого топлива».

Павел Богомолов

международный эксперт по энергетической политике и дипломатии.

Кандидат политических наук

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home